Бухарестский мирный договор

Бухарестский мирный договор

Бухарестский мирный договор 1812 года — договор между Российской и Османской империями, завершивший Русско-турецкую войну 1806—1812 годов. Договор был подписан 16 (28) мая 1812 года в Бухаресте со стороны России главным уполномоченным Михаилом Илларионовичем Голенищевым-Кутузовым, со стороны Турции Ахмедом-пашой.

ОКОНЧАНИЕ РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЫ 1806–1812 гг. БУХАРЕСТСКИЙ ДОГОВОР

В 1806 г., нарушив Ясский мир, Турция снова начала войну с Россией. Положение русских осложнялось тем, что в это же время продолжалась война и с Францией. Тильзитский мир, заключенный между императорами в июле 1807 г., не решил турецкой проблемы. Франция тайно продолжала поддерживать Порту.

Один за другим командующие русскими силами брали крепости на разных берегах Дуная, достигали, казалось, больших успехов, но с наступлением нового «сезона» возвращались к тем же задачам. В итоге война затянулась.

13 апреля 1811 г. командование русской армией принял Михаил Кутузов. Впоследствии он в очередной раз проявил себя как выдающийся полководец, умеющий и атаковать, и обманывать противника. Главные силы Кутузов стянул к центру, в район Бухареста и Рущука. Войска, занимавшие на правом берегу Дуная Никополь и Силистрию, были отведены на левый берег, а сами крепости взорваны. Строились мосты через реки Олт и Дунай, пополнялись боеприпасы, заготавливались продовольствие и фураж. Готовясь к решительным боевым действиям, командующий поощрял распространение слухов о слабости русской армии, чтобы выманить турок в открытое поле. Любопытно, что Кутузов завязал дружественную переписку со своим старым знакомым Ахмет-пашой. Были даже начаты переговоры о мире, которые русский главнокомандующий всячески затягивал. Наконец, когда турки убедились, что переговоры имеют целью лишь выиграть время, они решились наступать.

В первых числах июня 60-тысячная армия под командованием Ахмет-паши вышла из Шумлы и направилась к Рущуку. Собрав все имевшиеся силы в кулак, 2 июля под Рущуком Кутузов дал бой значительно более многочисленной армии турок и наголову разбил их. Многие русские генералы настаивали на продолжении наступления, но Кутузов менее всего любил рисковать. Он понимал, что атака на все еще численно превосходящего противника, засевшего, к тому же, в укрепленном лагере, может свести на нет все предыдущие успехи. Умудренный опытом военачальник рассчитывал, наоборот, приободрить Ахмет-пашу, с тем чтобы он опять попытался найти свое счастье в открытом бою. Поэтому несколько неожиданно для солдат и офицеров Кутузов отдал приказ — отвести армию на левый берег Дуная, взорвав перед уходом крепость Рущук. Кутузова обвиняли в трусости и нерешительности, но он хорошо знал, что делает.

На левом берегу Дуная русские развернули обширные мероприятия по укреплению армии, по просьбе Кутузова сюда было подтянуто подкрепление. Полным ходом шло строительство оборонительных сооружений. Правда, соотношение сил было далеко не в пользу русских. У Ахмет-паши под Рушуком опять было более 60 тысяч человек, 20 тысяч под командованием Исмаил-бея подошли к Видину. Эта группировка начала переправу на левый берег Дуная. В начале августа армия Исмаил-бея вошла в соприкосновение с войсками правого фланга русской армии под командованием Засса. Русским удалось остановить турок, и, таким образом, план визиря одновременного наступления на двух направлениях был сорван.

В ночь на 9 сентября форсирование Дуная начал сам Ахмет-паша. Русские не препятствовали переправе. Кутузов на тревожные доклады подчиненных отвечал: «Пусть переправляются, только перешло бы их на наш берег поболее». В течение трех дней визирь переправил у Слободзеи 40 тысяч человек, оставив около 20 тысяч в Рушуке. Кутузов же приступил к реализации своего тщательно продуманного плана. Ахмет-паша на левом берегу был блокирован полукольцом из девяти мощных редутов, оба фланга русских примыкали к Дунаю. Все попытки турок двинуться отсюда вперед, расширить плацдарм оказались безуспешными. 11 октября Кутузов отдал приказ генералу Маркову направиться по берегу Дуная, переправиться через реку в 18 километрах западнее Рущука, загнать находящийся на правом берегу отряд турок в Рущук и занять этот берег напротив Ахмет-паши. Оттуда Маркову надлежало обстреливать левобережный турецкий лагерь из орудий. Приказание это было исполнено в точности. 7 тысяч солдат под командованием Маркова снялись из лагеря ночью, незаметно для турок, окруженных редутами. В русском лагере не снимали палаток, чтобы Ахмет-паша ничего не заподозрил. На одном уровне с войсками Маркова двигалась речная флотилия. На рассвете 14 октября русские своей атакой застигли врасплох турок правобережного лагеря и обратили их в бегство. Основная группировка неприятеля оказалась полностью окружена. Ее обстреливали одновременно орудия Кутузова, Маркова и Дунайской флотилии. Великий визирь бежал, в лагере начался голод. Остатки турецких войск вынуждены были капитулировать.

Лишившись армии, Турция запросила мира. Михаил Илларионович немедленно взял на себя обязанности дипломата. Переговоры тянулись мучительно долго, французы убеждали Порту, что уже буквально на днях должно начаться вторжение их армии в Россию и тогда Турция, вступив в войну на их стороне, сможет получить большие дивиденды. Кутузов, в свою очередь, доказывал туркам, что Наполеон вынашивает мысль после российской кампании обратиться на турецкие земли, а если он заключит с Александром мир, они вдвоем разделят Порту. 28 мая 1812 г., всего за месяц до вторжения Бонапарта в Россию, в Бухаресте был все же заключен мирный договор. По его условиям Турция не имела права заключать союз с французами. К России отошла Бессарабия с крепостями Хотин, Бендеры, Аккерман, Килия и Измаил. Русско-турецкая граница была установлена по реке Прут до соединения ее с Дунаем. Россия получала право торгового судоходства по всему течению Дуная. Для народов Молдавии и Валахии сохранялись все привилегии, установленные Ясским договором. Сербии предоставлялись права внутреннего самоуправления. Когда о заключении Бухарестского мира узнал Наполеон, он, по меткому замечанию академика Тарле, «окончательно исчерпал запас французских ругательств». Первую же часть этого «запаса» он использовал, когда узнал о поражении турок под Слободзеями. «У этих болванов есть талант быть битыми!» — кричал в ярости император.

Полным разгромом турецкой армии, а потом и столь своевременным заключением Бухарестского договора Михаил Голенищев-Кутузов оказал своей стране неоценимую услугу. 29 октября 1811 г. он был награжден графским титулом.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.